Иммуноонкология: когда революционный метод лечения рака доберется до России

Заболеваемость раком во всем мире приобретает масштабы эпидемии. И это заставляет ученых постоянно искать новые инновационные методы лечения. Вслед за существенно улучшевшей прогноз многих онкозаболеваний таргетной терапией пришла иммуноонкология – перспективное направление, которое меняет парадигму лечения и позволяет добиться эффекта, не сопоставимого с используемыми сегодня методами.В иммунной системе заложены большие возможности борьбы с раком, которые в силу разных причин не реализовываются. Задача нового клинического метода – оживить работу иммунной системы.

О возможностях и перспективах этого метода рассказал МедНовостям руководитель направления онкологии компании Bristol-Myers Squibb Фуад Намуни.

Чем отличается иммуноонкология от других видов медикаментозного лечения?

— В организме здорового человека раковые клетки появляются каждый день, и задача иммунитета – их уничтожить. Если по какой-то причине происходит сбой, иммунная система прекращает атаковать злокачественные клетки, и они разрастаются в опухоль.

Иммуноонкология помогает рецепторам иммунной системы распознать молекулы (биомаркеры), расположенные на поверхности раковых клеток, чтобы бороться с ними. Иными словами, иммуноонкологические препараты воздействуют на клетки иммунной системы таким образом, чтобы организм снова «увидел» опухоль и уничтожил ее, как чужеродную клетку.

В отличие от других методов лечения – лучевой терапии, химиотерапии и таргетной терапии – иммуноонкология не приводит к гибели здоровых клеток. Она действует более эффективно и с минимальными побочными эффектами.

Как это работает?

— Раковые клетки не просто прячутся от клеток иммунной системы, маскируясь под здоровые, а умеют сделать их своими защитниками. «Обмануть» клетки иммунной системы раковым клеткам удается благодаря особым белкам на своей поверхности, создающим иллюзию у рецепторов Т-лимфоцитов, что раковая клетка на самом деле – здоровая, и ее нужно не убивать, а защищать.

Иммуноонкологические препараты «открывают глаза» иммунным клеткам. Они связывают рецепторы Т-лимфоцитов, накрывая их, как шапками, собственными белками. В результате Т-лимфоциты снова начинают воспринимать раковую опухоль как врага, которого необходимо обезвредить.

Кроме того, благодаря недавним открытиям, ученым также стало известно, что злокачественная опухоль сама по себе активирует механизм выключения клеток иммунной системы, воздействуя на молекулу PD-1 в Т-лимфоцитах и запуская процесс гибели полноценных иммунных клеток. Благодаря же иммунотерапии, молекула PD-1 остается невредимой, и это также дает противоопухолевый эффект – Т-лимфоцит не погибает и продолжает эффективно бороться с опухолью.

Почему иммуноонкологию называют прорывом?

— Самым важным свойством иммуноонкологических препаратов является универсальность их действия – одна молекула подходит для борьбы с разными видами рака. Так, среди уже зарегистрированных  иммуноонкологических препаратов есть препарат сразу для шести различных показаний, в том числе для таких, тяжело поддающихся лечению заболеваний, как немелкоклеточный рак легкого, меланома и рак почки.

В настоящий момент ведутся активные исследования по другим видам онкологических заболеваний, и есть надежда, что иммуноонкологические лекарства станут универсальным средством для излечения рака вне зависимости от вида и стадии, ведь они действуют не на определенные раковые клетки, а на всю иммунную систему в целом.

Когда иммуноонкология станет доступна в России?

Сегодня один флакон иммуннологического препарата для онкобольного стоит тысячи долларов, а курс лечения тянет на десятки тысяч. Если раньше больные надеялись, что инновационные препараты придут к нам в скором времени, то сейчас эти надежды постепенно тают, считает сопредседатель Всероссийского общества пациентов Ян Власов. По его мнению, чтобы стать доступным, инновационному препарату недостаточно даже попасть в перечень ЖНВЛП. «Не существует онкологической программы, которая бы каким-то образом очертила этот пул пациентов и гарантировала им некую финансовую базу, – отметил Власов. – Нужна программа, схожая с программой «7 нозологий», где есть постоянное финансовое наполнение, закреплен перечень пациентов, и государство обязано их обеспечить».

Еще одна непростая задача – создать этот перечень, то есть, определить категории пациентов, для которых будут эффективны конкретные иммуноонкологические препараты. Это важно и для бюджета, из которого будет финансироваться терапия, и для самих больных: искусственное «растормаживание» иммунитета всегда связано с риском запустить аутоиммунные заболевания.  Понятно, что полностью безвредных лекарств, без побочных действий не существует. Но если при этом новые препараты окажутся еще и неэффективными, это может дискредитировать метод. По мнению работающего с ВОЗ международного эксперта, этот вид терапии показан строго определенным группам пациентов, имеющим соответствующие характеристики опухоли. И для определения этих групп и уточнения характеристик опухоли необходимо создать систему тестирования пациентов и открыть на территории России специализированные лаборатории.

Ирина Резник

Источник