Болезнь нашего времени: взгляд на рак сквозь века

Несмотря на легенду, что термин «рак» был придуман Гиппократом еще в V веке до н.э., подавляющее большинство людей уверены, что онкология – явление современное. Или если не современное, то, по крайней мере, раньше рак встречался гораздо реже. Разобраться в этом вопросе возможно с помощью палеонтологии. Или, точнее, палеоонкологии (paleo-oncology).

 Рак – это группа различных заболеваний, в основе которых лежит одна общая черта – неконтролируемое клеточное деление. Источником рака являются тяжелые повреждения генетического аппарата одной-единственной клетки, которая вследствие этого приобретает ряд ключевых признаков: способность стимулировать свой рост и безостановочно делиться, избегая стоп-сигналы организма; устойчивость к апоптозу (программированная клеточная смерть); способность стимулировать рост новых сосудов, доставляющих питательные вещества, и метастазировать – проникать в другие органы и ткани. Поскольку рак – это много разных заболеваний, причина у каждого из них своя.

Самые древние следы рака насчитывают примерно 150 миллионов лет и принадлежат неизвестному (неидентифицированному) динозавру. В останках динозавров опухоли не то что бы часто, но все же попадались. Ревматолог Брюс Ротшильд (Bruce Rothschild) обнаружил великое множество самых разных новообразований в позвонках гадрозавров – подозревают даже, что это первый в мире известный случай наследственного рака.

                                                                             Брюс Ротшильд
                                                       Адъюнкт-профессор биомедицинской инженерии
Но ископаемый рак находили не только у динозавров. Единственные известные останки нашего с вами предка Homo kanamensis (канамского человека, предшественника Homo habilis – человека умелого) обезображены остеосаркомой (злокачественная опухоль костной ткани). Остеосаркому позже обнаружили в останках молодого саксонца, найденных в средневековой гробнице в Англии, и кроме того – в костях ребенка, так же похороненного на средневековом кладбище на юге Германии. На черепе египтянки, умершей тысячелетия назад, нашли уродующие следы назофарингеальной карциномы, а средневековый череп другой женщины хранил в себе признаки множественной миеломы (опухоль, происходящая из кроветворных клеток, диагноз был подтвержден биохимическим анализом). На скелете знатной англичанки, похороненной неподалеку от Лондонского Тауэра в конце XVIII века, обнаружили следы метастатического поражения. Метастазы рака предстательной железы были в костях римлянина, погибшего в I веке н.э., и человека, чей скелет находился на кладбище XIV века в Кэнтбэрри. Метастатический рак простаты подтвердили и при исследовании 2700-летней мумии, которую в 2001 году обнаружили в богатом скифском захоронении в республике Тыва. В Египте нашли древнюю мумию с признаками ректальной аденокарциномы, в Чили – мумию с рабдомиосаркомой, в Перу — 9 мумий древних инков со следами метастатической меланомы. А Фердинанд I, король Неаполя (Ferrante I of Aragon), умерший в 1494 году в возрасте 60 с лишним лет, страдал от рака прямой кишки, давшего метастазы в мышцы малого таза.

                                                                                Фердинанд I
                                                                              Король Неаполя

Всего описано около 200 таких случаев, и это говорит о том, что рак – болезнь древняя, даже намного старше самого человечества. Но эти находки – лишь верхушка айсберга, которые позволяют сделать лишь приблизительные выводы о том, насколько часто рак встречался ранее.

 

Во-первых, стоит отметить, что мумии встречаются гораздо реже, чем костные останки. Последние же позволяют судить о наличии опухоли лишь косвенно. Первичная опухоль костей – остеосаркома – частая находка археологов, но в реальности она встречается казуистически редко (в наши дни примерно 5:1 000 000 случаев в год). Для нее характерны деформации и разрастания на поверхности кости, которые невозможно не заметить при раскопках. Вторичное поражение костей опухолевыми метастазами возможно при раке легких, раке молочной железы и простаты, но без специального радиологического обследования останков найти их следы почти невозможно. Так же, как и в случае лейкемии или множественной миеломы, которые ведут свое происхождение из кроветворных клеток. Пожалуй, это все, что можно обнаружить в останках древних скелетов, во всех остальных случаях опухоли почти всегда остаются в пределах мягких тканях, и впоследствии исчезают безвозвратно.

 Во-вторых, многие скелеты сохраняются не полностью и невозможно с уверенностью утверждать, что в утерянных фрагментах не было следов опухоли. К тому же костная ткань весьма хрупкая, в процессе раскопок возможны ее повреждения. Кстати, в то время как некоторые ученые утверждают, что мы могли бы найти гораздо больше опухолей, если бы в рутинную практику входило исследование останков при помощи радиологического оборудования, то другие, наоборот, предупреждают, что иногда под метастатическое поражение костей могут маскироваться обыкновенные эрозии или повреждения, нанесенные древним скелетам грызунами.

В-третьих, антропологи говорят, что в остеологических коллекциях по всему миру находится до 100 тысяч скелетов (и около 200 подтвержденных диагнозов рака), но далеко не все из них обследовали на предмет выявления ископаемых злокачественных новообразований. К тому же долгое время археологи охотились исключительно за черепами. Специалисты Бюро информации по проблемам народонаселения (Population Reference Bureau) подсчитали, что общая численность людей, которые когда-либо жили на земле к I веку нашей эры составила всего 50 миллиардов людей, и их количество едва ли удвоилось к 1750 году. Если это правда, то все найденные археологами останки составляют всего 0,000001% того, что мы могли бы узнать о злокачественных новообразованиях прошлого.

Церковь Христа Спиталфилдз (Christ Church Spitalfields.1715-1729гг.) Ист-Энд East End. Лондон. Англия.
Почти 20 лет назад в этой непростой ситуации решил разобраться английский палеонтолог Тони Вальдрон (Tony Waldron). Ему удалось приблизительно подсчитать, какова могла быть встречаемость рака в прошлом, на основании наиболее надежных из доступных ранних медицинских записей, а именно британского Registar General – регистра смертей в Великобритании – и его данные за 1901-1905 год. В соответствии с этими записями, Вальдрон вычислил, что вероятность обнаружения признаков метастатического поражения скелета для мужчин будет равна 0-2%, для женщин – 4-7%. Для того, чтобы подтвердить свои выводы, он самостоятельно (без специального оборудования) обследовал останки 623 человек, покоящихся в склепе в Крист Черч (Ист-Энд Лондона), захороненных в период XVIII-XIX вв. Визуальный осмотр выявил признаки рака в останках только одной женщины. Однако то, что для нас больше похоже на обычную случайность (или даже неудачный эксперимент), вполне закономерно подтвердило теорию английского палеонтолога.

Некоторое время спустя его теорию решили проверить коллеги из Мюнхена. Сначала с помощью рентгенографического оборудования и компьютерной томографии они последовательно изучили 905 скелетов, найденных в двух древних египетских некрополисах, потом они обследовали останки еще 2 547 человек, захороненных на юге Германии в период 1400-1800 гг. Всего они обнаружили 5 случаев рака в египетских захоронениях и 13 – в Германии, как и предсказывал Вальдрон. Удивительно то, что образ жизни в Древнем Египте, средневековой Германии или в позднеиндустриальной Англии, без сомнений, довольно сильно различался, что никак не повлияло на заболеваемость раком.

Теперь о том, чего так стремился в своей работе избежать Тони Вальдрон: точка отсчета – начало XX века – была выбрана не случайно. Прошлый век принес разительные перемены во все сферы жизни. Еще на стыке XIX и XX столетий более половины людей умирали, не дожив до 45 лет. Пожалуй, именно это является главной причиной, из-за которой онкологических заболеваний в наши дни стало действительно больше: рак – это болезнь возраста, около 80% процентов людей заболевают раком после 55 лет.

Изменилось и структура распределения злокачественных новообразований. Например, в 1901-1905 гг. рак легких занимал лишь незначительную долю в онкологической смертности, а в конце века он составлял треть всех мужских и шестую часть женских смертей от рака. Нетрудно догадаться, что этим мы обязаны повсеместному распространению курения. И, наоборот, по сравнению с началом века рак желудка стал встречаться гораздо реже как у мужчин, так и у женщин. Считается, что здесь сыграло свою роль более хорошее качество современных продуктов питания и изобретение холодильника. Где-то значительно сократили заболеваемость и смертность достижения современной медицины и профилактики: открытие вируса папилломы человека и изобретение простого и эффективного пап-теста (цитологического мазка) для ранней диагностики рака шейки матки сместили это заболевание с лидирующих позиций в онкологической смертности среди женщин. Для некоторых более сложных опухолей, таких как, например, рак молочной железы, заболеваемость с течением времени не изменилась, хотя и выросла продолжительность жизни среди пациентов. Несмотря на то, что эти данные Тони Вальдрон собирал для Англии, они отражают ситуацию для любой развитой страны в целом.
Рак был с людьми (и не только с людьми) всегда. Конечно, с определенными оговорками можно считать, что рак – это болезнь цивилизации, хотя ученые считают, что это всего лишь расплата за возможность жить лучше и дольше. В бесконечных разговорах о повсеместном распространении канцерогенов, вредоносном воздействии электромагнитного излучения, сотовых телефонов, антиперсперантов и даже бюстгальтеров больше вреда, чем правды. Всемирная организация здравоохранения дает общие рекомендации по образу жизни, которые помогут отложить развитие рака на десятилетия: умеренное употребление алкоголя, прекращение курения, поддержание нормального индекса массы тела, употребление здоровой пищи, регулярная физическая нагрузка. Но, конечно, заранее не угадаешь.